Братья и сестры болезнь любви - Страница: 1

Я не первый, кто до

Братья и сестры болезнь любви - А. А. Давыдова

Давайте в этом разбираться.

«Все меньше юношей поступает в колледжи и университеты»

С цифрами спорить трудно. Нам говорят, что они не лгут, и все, что требуется для поиска правды, это лишь посмотреть статистику. Невозможно спорить с тем, что процент юношей в учебных заведениях многих стран сокращается. Вспом­ним статистику по США:

1949 - 70 %

1959-64%

1969-59%

1979-49%

С этим не поспоришь, верно?

Однако объясните мне, когда же именно нача­лась образовательная часть «кризиса мальчиков»?

Глядя на эти цифры, приходится признать, что дела у них шли плохо аж с пятидесятых годов. Значит, мир начал поворачиваться к ним спиной почти шестьдесят лет назад? В чем тут дело? Какой-то общественный заговор, затеянный фе­министками полвека назад?

Я задумался: нет ли иного способа взглянуть на эти цифры? Что, если посмотреть на процент де­вушек, получивших высшее образование?

1949-30% 1959-36% 1969 - 41 %

 

1989-54% 1999 — 56% 2006 - 58 %

   

 

1979-51%

Хм-м. Возможно, дело не в том, что мальчики ху­же учатся, а в том, что девочки начали учиться лучше? Я не первый, кто до этого додумался, мно­гие уже давно выдвигали такую точку зрения. Идея не кажется радикальной, поскольку нам пре­красно известно, что с 1949 года начинается дви­жение за равенство полов. Мне кажется, мальчи­ки, как обычно, филонят, а девочки, по причинам, о которых я говорил в предыдущей части, приня­ли у них эстафету и ринулись вперед.

«Мальчикам чаще, чем девочкам, ставят диагноз нарушения чтения»

Впервые я услышал эти слова по телевизору от человека, рассуждавшего о проявлениях кризиса мальчиков, и подумал, насколько тревожным и странным это выгладит. Тревожным потому, что все большему числу мальчиков ставят диагноз на­ рушения чтения, а это, конечно, плохо; и стран­ным, поскольку такой диагноз ставят все больше­му числу мальчиков. Помню, я спросил себя: по­чему они сказали, что диагноз ставят мальчикам, а не детям в целом?