Братья и сестры болезнь любви - Страница: 1

Я доктор Лесли Грэм, микробиолог.

Братья и сестры болезнь любви - А. А. Давыдова

—  Хоть это и не моя область, — сказала она, — полагаю, если взять популярное убеждение, что мальчики лучше разбираются в математике, как быть девочке, у которой есть природная склон­ность к точным наукам? Возможно, родители не будут ждать от нее слишком многого? Или учите­ля не обратят внимание на ее врожденные спо­собности, из-за чего она не получит той поддерж­ки, которую может получить мальчик? Да и маль­чиков это тоже касается. Если, к примеру, им постоянно твердить, что они хуже читают или плохо понимают чувства других людей, как это может на них отразиться? Если родители счита­

ют, что их сын не способен быть таким же эмо­циональным, как дочь, они могут занижать его способности к состраданию. Остается лишь пред­полагать, каковы окажутся последствия.

Я понимающе кивнул.

— Все верно, профессор Хайд.

Она вновь нахмурилась.

— Извините?

— Я сказал: все верно, профессор Хайд.

— Профессор кто?

— Хайд. Вы ведь профессор Дженет Хайд, верно?

Она покачала головой.

— Нет. Я доктор Лесли Грэм, микробиолог.

— А что вы делаете в кабинете профессора Хайд?

Она скривилась.

— Я в своем кабинете.

— На факультете психологии?

Она указала на здание, расположенное прямо через улицу.

— Вот факультет психологии.

— Черт, — сказал я, вынимая аккуратно сло­женную карту университета. — Как же я так ошибся?

— Вам надо было спросить дорогу, — ответила доктор Грэм.

— В этом не было необходимости. У меня есть карта.

— Если бы вы спросили, где здание факультета психологии, то не заблудились бы.

— Я не заблудился, я знаю, где нахожусь.

— Это потому, что я вам сказала. Если вы вновь потеряетесь, спросите дорогу, ладно?