Братья и сестры болезнь любви - Страница: 1

Вовлечены ли в это американцы?

Братья и сестры болезнь любви - А. А. Давыдова

— Вовлечены ли в это американцы?

— Как я говорила, ситуация еще очень неста­бильная, но пока не видно, чтобы в этом кон­фликте участвовали граждане США.

— Спасибо, Конни. Держи нас в курсе.

— До встречи, Джефф.

—  Это бьиа журналистка CNN Конни Бамблби с прямым включением из лагеря ООН в Дарфуре, откуда только что начала поступать информация

о       вспышке недовольства текущими определения­ми мужественности. А сейчас вернемся к Профес­сиональной Ассоциации Гольфа, где Тайгер Вудс недавно...

В таких местах, как Дарфур, люди озабочены в основном тем, чтобы не умереть с голода. И это вполне понятно. Однако у нас больше еды и сво­бодного времени, а потому мы гораздо серьезнее относимся к подобным вещам. Мы делаем то же, что обычно делаем с простыми вещами: создаем много шума из ничего.

Я не собираюсь затевать академических спо­ров о мужественности — это такое болото, что потребовалось бы три книги только для обобще­ния уже сказанного, и даже тогда все, чего я до­бьюсь, это вырубка деревьев на бумагу. Вы начи­наете читать, а спустя какое-то время зарабаты­ваете головную боль. Я люблю деревья и не люблю, когда болит голова, поэтому не хочу дис­куссий подобного рода.

Это одна из тех крайне политизированных тем, в которую нельзя не влезть и из которой не­возможно выйти победителем, поскольку неваж­но, что вы говорите — кто-нибудь обязательно затеет с вами спор. Либо феминистки решат, что вы сексистская свинья, либо их противники будут думать, что вы — подкаблучник. Свинья или под­каблучник? Выбор небольшой.

Когда возник феминизм, изменивший все пра­вила игры, мужчинам пришлось задуматься над тем, как им теперь быть. Ощутив на себе послед­ствия того рывка, что сделали женщины, мужчи­ны сформировали собственное движение. Одна из активных в западном мире групп — разведен­ные отцы, чувствующие себя исключенными из жизни собственных детей. Однако подавляющую часть движения (хотя как такового «движения» не было, а были разного рода группы) составляли мужчины среднего класса, которые не знали, кто они, и пытались это выяснить.