Братья и сестры болезнь любви - Страница: 1

Те, кого мы любим больше

Братья и сестры болезнь любви - А. А. Давыдова

Так что же я за родитель?

У меня двое сыновей, сейчас им шесть и девять лет. Я люблю их больше всего на свете, однако они нередко вынуждают меня мечтать о том, что­бы сбежать на край света и спрятаться в тихом солнечном месте, где можно начать новую, спо­койную, бездетную жизнь.

Странно, не правда ли? Те, кого мы любим больше всего, рояедают в нас желание спасаться от них бегством.

Мне нравится беседовать с моими сыновьями об обезьянах. Не знаю почему — просто так сло­жилось. Особенно мне нравится рассказывать старшему сыну сказки о Матумбе, короле обезьян (произносится как «Матуммммба»). Он всем серд­цем ненавидит эти истории. Они сводят его с ума, и по причине, которую мне трудно объяснить, я стремлюсь рассказывать их как можно чаще.

Я испытываю почти неконтролируемое жела­ние лгать своему младшему сыну, когда он задает мне вопросы.

— Папа, — говорит он.

— Что, сынок?

— Где мама? — спрашивает он, заметив, что его матери нет в комнате.

—  Она сбежала, чтобы стать пиратом, — отве­чаю я. — Она выколола себе глаз, сменила руку на крюк и приклеила к плечу попугая. Она обещала принести нам сокровища, чтобы мы пришли с ними в «Макдоналдс» и наелись чизбургеров, пре­вратившись в пару старых, толстых обезьян.

К счастью для него, он разобрался в моей на­сквозь лживой сущности и научился переспра­шивать до тех пор, пока не получал вменяемого ответа.

Подозреваю, однажды эта ложь приведет к тра­гедии.

—  Беги, сын! — закричу я изо всех сил. — На нас напали львы! Беги скорее!

Он посмотрит на меня и ухмыльнется:

— Нуда, конечно.

А теперь, оставив в покое ложь и обезьян, по­звольте мне привести несколько примеров того, насколько никудышным родителем я время от времени бываю.