Братья и сестры болезнь любви - Страница: 1

Стивен, 10 лет

Братья и сестры болезнь любви - А. А. Давыдова

Он любит маму, хотя теперь об этом не гово­рит. Иногда они ссорятся. Как он считает, она слишком озабочена его учебой, тем, что на полу в ванной валяется грязная одежда, что в раковине грязные тарелки, и еще тысячей других мелочей. Однако, независимо от ссор, он всегда помнит, что она рядом. Она — фундамент, на котором вы­страивается его жизнь, и он этого никогда не за­будет.

Никогда.

Стивен, 10 лет

У Стивена свой путь, и так было с того дня, как он научился ходить. С самого рождения он был слож­ным ребенком, и время от времени его мать дохо­дила до нервного срыва. Он неплохой мальчик, но невероятно упрямый. Если у него есть выбор меж­ду легким и трудным способом, он всегда предпо­чтет трудный. Эта склонность периодически при­водит его к проблемам, а нередко и к слезам.

Несмотря на гнев, упрямство и неповиновение, Стивен — чувствительная личность. Он замечает то, чего не видят другие мальчики, и находит са­мый тонкий и интересный способ описать это. Он умеет отлично рассказывать, и его истории, начиная с детского сада, поражают воспитателей и учителей.

Дома он может быть громким и своевольным, но за его пределами он очень тих. Эта застенчи­вость — препятствие, которое ему постоянно при­ходится преодолевать. Такое впечатление, что он чувствует окружающий мир гораздо тоньше дру­гих детей. Однако чувствует он не только красоту цветка, но и жестокость жизни. Его бремя — чув­ствительность к красоте, музыке, к тактильному удовольствию от мягких вещей, а также к грубости, отвержению и агрессии. Все это он видит и пере­живает значительно глубже, чем остальные дети.

Он умеет создавать волшебные места. Миры, которые он творит на бумаге, из кубиков, на пе­ске или в коробках — отражение богатого и раз­нообразного внутреннего пейзажа. Мать видит созданные им чудеса — и понимает, что в ее сыне скрыты огромные поля, непроходимые джунгли, города за высокими стенами, фантастические страны, однако все это он держит в секрете. Его внутренние пейзажи — личное пространство, пу­тешествовать по которому может только он. Остальные, если повезет, получат лишь несколь­ко открыток, не более.