Братья и сестры болезнь любви - Страница: 1

Сейчас им шесть и девять.

Братья и сестры болезнь любви - А. А. Давыдова

Вы скажете: да, но ведь это были семидесятые, с тех пор жизнь очень изменилась.

Может, и так, но у меня двое сыновей, и я про­вожу с ними достаточно времени, чтобы понять, чем они живут. Сейчас им шесть и девять. Впро­чем, младший сын действительно переживает гендерный кризис: ему не нравятся девочки. Раз­умных объяснений этому нет: просто не нравят­ся. Он не грубит им и даже играет с однокласс­ницами, но, если его спросить, что он о них ду­мает, он сморщит нос и скажет, что они ему не нравятся.

Это нормально. Наверное, в шесть лет и я их не любил.

Подобные вещи меня не беспокоят, поскольку года через два без какого бы то ни было нашего вмешательства он пересмотрит свою позицию, причем довольно радикально. Думаю, следующий гендерный кризис возникнет уже довольно ско­ро, и мой сын будет интересоваться девочками значительно больше, чем учебой.

Мой старший сын — человек нового тысяче­летия. У него нет склонности к женоненавистни­честву. В группу его лучших друзей входит де­вочка, и они часто вместе гуляют. На самом деле (и вот вам первый совет) девочки — замечатель­ный способ узнать, как у вашего сына обстоят де­ла в школе. Если спросить его самого, мы полу­чим лишь крупицы информации и молчаливое пожимание плечами. Когда же в гости приходит его подружка, мы расспрашиваем ее о школьных делах и получаем полный отчет обо всем, что произошло со времени нашего последнего раз­говора.

Отсюда вывод: когда ваши сыновья еще малы, их подруги могут быть очень полезны, поскольку без понуканий выложат вам всю их подноготную.

И все-таки я похож на большинство родителей: увидев по телевизору очередную историю о том, как у современных мальчиков все плохо, я испы­тываю острое беспокойство. Я слышу, что они от­стают в чтении и письме, и начинаю думать: что же будет с моими бедными сыновьями? Однако, читая их школьные сочинения (некоторые полу­чаются довольно забавными), я немного успокаи­ваюсь.