Братья и сестры болезнь любви - Страница: 1

Рядом с ним нег ни

Братья и сестры болезнь любви - А. А. Давыдова

Мужские штучки: мужественность в новом тысячелетии

Нам точно известно, что он грязный. Архе- типический мальчик имеет естественную склонность к грязи. Она его не пугает; на­против, он восхищается ею, он очарован этой липкой, скрывающей субстанцией. Он не устает испытывать, сколько еще грязи может к нему прилипнуть.

Одна его коленка непременно кровото­чит, оцарапанная где-нибудь на дороге, на дереве или на каменном берегу реки. С обо­дранной коленки свисает наполовину от­клеившийся пластырь, словно детский зуб, ожидающий, когда его выдернет зубная фея. Он покрыт коростой и синяками, ибо тако­ва плата отважных за встречу с окружающим миром.

Кровь и грязь — его инструменты.

Он шумный. Он будет шуметь так, чтобы наполнить собой весь мир, чтобы напугать

львов в кустах, чтобы великаны дрожали и прятались. Так он заявляет о своем прибы­тии, и этот шум помогает ему находить бра­тьев по оружию. Рядом с ним нег ни спокой­ствия, ни естественной тишины. Он не вы­носит тишину, словно это старый, колючий свитер брата, напяленный на него в жаркий летний день.

Когда он смеется, то отдается этому про­цессу целиком. Смех начинается в животе и путешествует от макушки до кончиков паль­цев ног. Смех — дело серьезное и заслужи­вает в равной степени внимания и раскре­пощенности. Он будет смеяться над глупей­шими вещами, поскольку смех — слишком замечательная штука, чтобы тратить его на что-либо серьезное.

Друзья — его племя, его сторонники, его преданная команда. Они прикрывают друг другу спины и сплачиваются, чтобы помочь товарищу. Они никогда не оставят друга в беде, ведь мужчины так не поступают. Они либо вместе выстоят, либо вместе падут. Та­ков кодекс мужчины, и он у них в крови.