Братья и сестры болезнь любви - Страница: 1

Потом настанет черед специальных школ,

Братья и сестры болезнь любви - А. А. Давыдова

Я наблюдал, как они носятся по магазину, от­крывают коробки, вытаскивают обувь, примеря­ют, засовывают ее обратно и переходят к следую­щей паре.

—Джейден, прекрати, — то и дело рявкал отец.

— Заткнисъ\ — неизменно отвечал мальчик.

В какой-то момент они остановились напро­тив меня, и я услышал:

— Какого черта ты ведешь себя как распо­следний говнюк?.

— Заткнись, папа.

—  Если бы ты не бглл такой занозой в заднице, я бы уже купил эти чертовы ботинки.

—Заткнись и перестань меня бесить.

Отец поднял руку, словно собираясь его уда­рить. Джейден отпрянул, бормоча:

— Иди к черту, сволочь.

Удара не последовало, и через несколько ми­нут проклятий и ходьбы по магазину они покину­ли его, удалившись в неизвестном направлении (наверняка в каком-нибудь очень мрачном).

Глядя, как они уходят, я подумал, что только что видел живое воплощение предмета спора, ко­торому посвящена эта книга: не все мальчики в кризисе, а лишь некоторые.

Возможно, этому мальчику уже поставили диа­гноз синдрома дефицита внимания с гиперактив­ностью, и он наверняка плохо учится. Он — насто­ящий кошмар одноклассников и, возможно, едва умеет читать. Скорее всего, он не продержится в школе дольше года. Потом настанет черед «специ­альных школ», наркотиков, мелких правонаруше­ний, и если он не погибнет в автокатастрофе, то окажется в тюрьме. Уберечь его от такой перспек­тивы было можно, но шансы были невелики. Од­нажды он ворвется в какой-нибудь другой обувной магазин со своим сыном или дочерью, у которых будут аналогичные проблемы, и круг замкнется.

Легко встревожиться из-за статистики и спо­ров, ведущихся о «кризисе мальчиков», но всем нам следует помнить, что дело не в глобальных средних величинах, а в том, как к вам относятся люди, когда вы — ребенок, покупающий обувь. Меня не беспокоит общая картина, когда я слу­шаю, как прошел день моих сыновей. Гораздо больше меня интересует, что с ними происходит в их мире. Средний уровень умения читать не имеет ничего общего с тем, как читает мой сын. Когда я работаю с мальчиком и его родителями, то ни на секунду не задумываюсь о кризисе — ме­ня интересует лишь этот конкретный ребенок и его семья. Политику я оставляю политиканам.