Братья и сестры болезнь любви - Страница: 1

Не хочу сказать, что мужское

Братья и сестры болезнь любви - А. А. Давыдова

У нас не было лифчиков, чтобы их сжигать, по­этому многие предпочли собрания в парилках и потение вместе с другими мужчинами, как это де­лали индейцы. Собрания сопровождались стиха­ми, стуком в барабаны и бегом по лесам.

Как и в любом движении, в мужском присут­ствовало некоторое количество мужчин, искрен­не желавших научиться жить в меняющемся ми­ре; те, кто хотел избавиться от жен и пообщаться с парнями; те, кто не любил женщин и винил фе­министок в собственных неудачах; возможно, были там и парни, которым просто нравилось бе­гать полуголыми по лесам. Более чем уверен, что в феминистском движении было то же самое. В любой группе вы найдете людей с искренними, позитивными намерениями, а также бесцельных, корыстных типов, ну и психов, конечно.

Не хочу сказать, что мужское движение было неискренним. Напротив. Одним из результатов влияния феминизма на мужчин стала переоценка того, кто мы есть. Это оказалось неизбежным и правильным следствием. Проблема заключалась в том, что большая часть первоначальной рито­рики следовала курсу «мы тоже жертвы», с кото­рым у феминистского движения по понятным причинам (век назад женщины не имели права даже голосовать) были определенные проблемы.

В начале девяностых на несколько недель я и сам присоединился к мужской группе. В то время я был студентом, политически корректным и не­вероятно искренним, полагая, что мужские груп­пы — настоящий билет к просветлению. Я ходил туда несколько недель, и поначалу все казалось замечательным. Парни собирались, разговарива­ли о том дерьме, что с ними происходило, и это было круто, учитывая, конечно, что мне, тогда двадцатилетнему, лишь предстояло открыть для себя истину: если круглые сутки смотреть на пу­пок, вы всегда будете находить катышки.