Братья и сестры болезнь любви - Страница: 1

К слову, если я попытаюсь

Братья и сестры болезнь любви - А. А. Давыдова

смотрим на подошву и прикидываем, сможем ли забраться с ней на гору в какой-нибудь непредви­денной ситуации. Мне никогда не приходилось срочно забираться на гору, но я отверг уже не­сколько пар ботинок, которые показались мне неподходящими для такой ситуации, пусть даже вероятность ее возникновения очень мала.

«Ботинки ничего, — думал я, — но слишком уж они скользкие. В них я на гору не заберусь».

Знаю, это выглядит безумно, но многие из нас, мужиков, судят об удобстве обуви не только по цве­ту и стилю, но и по тому, как быстро мы сможем в ней бегать, карабкаться и, между прочим, даже пла­вать. Последнее важно, если ваш самолет рухнет посреди океана: вы наверняка предпочтете, чтобы ботинки остались на ногах. В них вы сможете от­биваться от акул, а когда доберетесь до суши, они помогут вам продраться сквозь джунгли в поисках помощи. Если же вы разобьетесь на берегу, рядом наверняка окажется крутой утес, на который вам придется взобраться, прежде чем попасть в лес.

С этой точки зрения большая часть женской обу­ви кажется нелепой. Высокие каблуки, маленькие застежки — чудо, что в них вообще можно ходить. Мы не понимаем, зачем кому-то надевать на ноги приспособления, не предназначенные для бега, альпинизма или перепрыгивания через нападаю­щих львов. В такой обуви вы просто погибнете.

Однако моя жена выбирает туфли, которые вы­глядят как мечта испанской инквизиции, а потом еще и спрашивает, что я об этом думаю.

Что я думаю?

Я думаю, что мужчины и женщины отличаются друг от друга настолько сильно, что различия на­верняка заложены в них изначально. Работа моз­га мужчины и женщины должна кардинальным образом отличаться, поскольку только это спо­собно объяснить феномен магазинов женской обуви. Забудьте о Марсе и Венере; это больше по­хоже на разные измерения. К слову, если я попы­таюсь объяснить женщинам, почему мужчины, стоя на балконе квартиры или офиса, автомати­чески прикидывают, как бы они забрались на­верх, перелезая с балкона на балкон, или вычис­ляют траекторию прыжка на крышу соседнего здания (в реальности, конечно, мы ничего подоб­ного не совершаем, но Питер Пэн, живущий в каждом мужчине, всегда будет об этом мечтать), для большинства из них Марс и Венера также по­кажутся некоторым преуменьшением.