Сынология. Матери, воспитывающие сыновей - Страница: 1

И наоборот, если трансплантация удалась,

Сынология. Матери, воспитывающие сыновей - А.Платунов

мы любим друг друга?».

Психологическое... МоеСлово.ру

Возникают сложности в момент принятия реше­ния, потом, в момент операции, они, конечно, сгла­живаются, но если трансплантация ни к чему не привела, этих сложностей становится в два раза боль­ше. Сколько бы ни было лет донору, он обязательно начнет думать, что именно из-за его тайных колеба­ний умер его брат или сестра. Короче, он мог стать и стал убийцей! Неудачная трансплантация органов от брата или сестры к другому брату или сестре все­гда чрезвычайно тяжела и должна проводиться под наблюдением психолога, который работает с доно­ром, потому что тот может начать страдать от глубо­чайшего чувства вины. И наоборот, если трансплан­тация удалась, то донор жаждет почета, возможно, даже славы настоящего героя, потому что именно его любовь к брату или сестре вкупе с его сильным телом дали возможность спасти близкого родственника.

При этом трансплантация разных органов имеет разное психологическое воздействие и разные пси­хологические последствия: стать донором одной поч­ки легче, чем отдать часть своей печени, нельзя срав­нить донорский дар в виде части роговицы с предо­ставлением части своего костного мозга. Некоторые виды донорства здесь вообще невозможны. Так, нельзя даже подумать о том, чтобы мужчина дал часть своей спермы своему бесплодному брату, дабы у того родился ребенок, а вот сестра может с радостью по­делиться с сестрой своими яйцеклетками, чтобы та, как и она, стала матерью. Получается, что в донор­стве органов выстраивается невероятная иерархия, базирующаяся исключительно на психопатологиче­ских основаниях.

В донорстве органов между братьями и сестрами возникает и еще одна проблема: какова может быть реакция братьев и сестер подростка, который умер в результате несчастного случая, на то, что родители дали разрешение на изъятие у него органов для транс­плантации? Мождалоеичудивленшем) в<ко>нстатировать, что эти дети боятся встретить того или ту, кто что-то получил от их погибшего брата, чье тело они не мо­гут представить себе «растащенным на части». И эти мысли грозят превратиться в настоящее наваждение, если оставшиеся в живых плохо ладили с погибшим. Таким образом, становится понятно, почему для со­хранения психического равновесия людей и общества важно сохранять анонимность процедуры трансплан­тации. Реципиент органов не должен иметь основа­ний вообразить себя в некоторой степени родствен­ником донора, а значит, и его братьев и сестер, пото­му что пережить подобные отношения психологически невозможно.