Сынология. Матери, воспитывающие сыновей - Страница: 1

Этот вопрос встает даже между

Сынология. Матери, воспитывающие сыновей - А.Платунов

Наследство и любовь

После того как дети пережили детство, благопо­лучно не узнав, что такое «любимые и нелюбимые» дети, и даже прожили часть своей взрослой жизни, наступает момент, когда все опять ставится под во­прос — это час смерти родителей. Это время «деле­жа» имущества и воспоминаний, что часто бывает весьма непросто.

Почему же наследство всегда представляется та­ким сложным делом, даже в том случае, когда все хорошо организовано и отрегулировано, когда бра­тья и сестры умеют справляться со своими чувства­ми и соперничеством, когда они люди интеллигент­ные? Смерть родителей и особенно их письменные указания по передаче имущества возвращают к жиз­ни все старые детские страхи: если тогда было страш­но понять, кого больше любят, то теперь — кого больше любили... Этот вопрос встает даже между теми братьями и сестрами, чьи отношения всегда счита­лись «хорошими», даже там, где, кажется, неоткуда ничего ожидать.

Чтение завещания — это сильнейший психодра­матический момент. Может быть, это — последний любовный призыв, тогда как post mortem[11] любое вы­ражение любви уже невозможно. Каждый ребенок задается вопросом, поняли ли родители, чего он в действительности стоит. И потом все, что никогда не осмеливался сказать, а теперь уже слишком позд­но, так и остается невысказанным. Вот она, ловуш­ка: «Я тебе не сказал, как я люблю тебя. Может быть, ты понял меня, хоть я и не говорил, и то, что ты завещаешь мне, станет доказательством этого. Но может быть и так, что ты меня не понял, и предпо­чел того, кто говорил тебе о своей любви». Все ока­зывается важным — любая мелочь, любая оговорка. Каждое слово, звучащее у нотариуса наделяется ббль- шим смыслом, чем имеет на самом деле: это при­знание или наказание.